© Мы помогаем тем, кто готов к изменениям, и не мешаем тем, кто счастлив без нас.


 
Главная  |  ОШО
ЧИТАЕМ КНИГИ ОШО

В этой книге в центре внимания Ошо – древнекитайский трактат «Секрет Золотого Цветка» мастера Лу-Цзы. Комментируя сутры даосского мистика, Ошо раскрывает всю глубину заложенного в них смысла и, разъясняя их современным, простым, понятным каждому человеку языком, буквально вдыхает в них вторую жизнь. Текст выходит далеко за пределы теоретических рассуждений на тему древнего учения, поскольку беседы Ошо – это одновременно и ответы на самые разные вопросы его учеников, и конкретные рекомендации к внутреннему путешествию, и практика древнейшей медитации Золотого Цветка – техники проникновения к источнику осознанности.

Вы должны вернуться к источнику… В этом все учение «Секрет Золотого Цветка» мастера Лу-Цзы. Он стремится сделать путь ясным для вас: как замкнуть круг, как свет может двигаться по кругу, как вы можете двигаться внутрь себя, как вы можете получить кусочек неба, кусочек рая. И тогда вы сможете быть счастливы везде – даже в аду вы будете счастливы…

 

Эта книга написана так, словно какой-то волшебник собрал в кулак все «мудрости», произнесенные Ошо, и метнул, предоставляя им возможность расположиться где угодно. «Мудрости» выбрали самые неожиданные в книге места, но отыскать их вам труда не составит.

Любовь, отношения, одиночество – вот о чем эти «мудрости». Вы узнаете, что люди, которые умеют быть счастливыми в одиночестве, имеют больше шансов установить хорошие отношения с другими. «Ты можешь наслаждаться одиночеством, только если можешь наслаждаться отношениями, и наоборот», – говорит Ошо. Если, оставаясь наедине с собой, вы счастливы и вам хочется поделиться этим счастьем, – именно тогда возникают прекрасные, наполненные отношения…

Если вы убеждены, что идеальные отношения существуют только в кино, то эта книга перевернет ваш мир с ног на голову – раз и навсегда.

 

 

 

Если мы испытываем физическую боль, то идем к врачу или принимаем лекарства. А что делать, если болит душа?

Этот сборник содержит выдержки из бесед Ошо с учениками и последователями о целительных техниках медитации. Каждая глава касается определенной «проблемной зоны». Ошо предлагает разные практики и упражнения, которые помогут осознать, переосмыслить, освободиться и найти выход. Здесь представлена сотня вариантов медитаций: многие из этих методов были даны конкретным людям в ответ на их индивидуальные вопросы или проблемы. Комбинируйте и совмещайте их – и тогда вы найдете тот метод, который подойдет именно вам!

Слова «медитация» и «медицина» происходят от одного корня, что очень значительно. Медитация по-своему тоже лекарственна. Когда вы нездоровы, приходится идти к врачу. Станьте счастливыми – и врач будет не нужен (ОШО).

 

Ранее книга выходила под названием «Лекарство для души. Сборник практик»

 

 

 

 Мужчина и женщина, с одной стороны, дополняют друг друга как две половины, с другой стороны, они полярно противоположны. Они по-разному мыслят, по-разному воспринимают действительность. В этой книге Ошо предлагает посмотреть на мир глазами партнера и попытаться понять, как работает сознание противоположного пола. Ведь только так мы сможем сделать свои отношения полными очарования, красоты, притяжения и обрести гармонию на пути открытия таинств жизни.

Бхагван Шри Раджниш. Ошо

Позвольте жизни случиться, не пытайтесь её насиловать. Деланием достигаются лишь ничего не стоящие вещи, а неделанием- всё, что прекрасно, всё, что свято, всё, что божественно.
До тех пор, пока вы себя не потеряете, вы ничего здесь не получите. А если вы пришли, чтобы получить и не готовы себя потерять, то вы напрасно тратите время, и мастер не позволит, чтобы вы его тратили - он вас отвергнет. Он вас отвергнет тонким способом, не так, чтобы вы почувствовали себя отвергнутыми; скорее у вас создается впечатление, что вы сами от него ушли: он не стоит вашего внимания, здесь все равно ничего не получишь. Даже отвергая вас, мастер не вызовет у вас ощущения отвергнутости. Таково его сострадание. Напротив: он создает в вас ощущение, что это вы отвергли мастера.

Первое, когда вы приходите к мастеру, примите твердое решение не судить его, ибо, если вы судите, то вы не можете доверять. И тогда лучше уйти. Если вы доверяете, вы не можете судить. И ученику нужно решать, либо ему продолжать судить, либо начать доверять.

 

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА. КНИГИ ОШО

 

Рассказ Ошо о своих самых близких людях

Большую часть моих ранних лет я жил с родителями моей мамы. Те годы были незабываемыми. Маленькая деревня, бедные люди, но мой дедушка – я имею в виду отца моей матери – был очень великодушным человеком. Он был бедным, но богатым в своём великодушии. Я называл отца моей матери Нана; это так в Индии называют отца матери, а мать моей матери, бабушку, называл Нани.

Я любил спрашивать моего дедушку: «Нана, где ты нашёл такую прекрасную жену?». Моя бабушка выглядела больше как гречанка, чем как индуска. Индусы особенно не должны утверждать какую-либо чистоту своей крови – гунны, монголы, греки и многие другие нападали, завоёвывали и правили Индией. Они смешали свою кровь с индийской, и так она, видимо, появилась в моей бабушке. Её черты были не традиционно индийскими, и она была сильной женщиной, очень сильной. Мой Нана умер, когда ей было не более пятидесяти, но бабушка жила до восьмидесяти, и была совершенно здоровой. Она умерла в 1970 году.

В детстве я воспринимал БАБУШКУ как маму. Моя настоящая мама пришла после этого; я уже вырос, уже избрал определённый стиль жизни, и бабушка помогла в этом безмерно. Я как-то спросил Нани: «Почему она не завела множество детей, как другие индийские семьи?» Они с дедушкой имели только одну дочку, мою мать. Бабушка рассмеялась: — «Ведь если бы у нас было множество детей, то возможно не было бы тебя».

Мой дедушка любил меня, но он не мог во многом мне помочь. Он был таким любящим, никогда, даже на мгновение, я не видел ни тени гнева по отношению ко мне в его глазах, но чтобы помогать нужно большее – определённый вид силы, а он всегда боялся моей бабушки. Он был в действительности мужем-подкаблучником. Когда это открывается, я всегда правдив. Он любил меня, он помогал мне,… но что я могу поделать, если он был подкаблучным мужем? Девяносто девять процентов мужей именно такие, и это нормально.

Нани была высокой женщиной. Моя мать не похожа на неё ни в чём, ни в физической красоте, ни в духовной смелости. Моя мать простая и застенчивая; но бабушка была безрассудно смелой. Она была мощной женщиной, сильной и прекрасной, а дед, её муж был наоборот маленьким и простым, но им обоим было хорошо вместе. Он никогда не боролся с ней, он этого не мог, поэтому вообще не возникало никаких проблем.

Когда мой Нана внезапно заболел, ему ещё не пришло физическое время умирать. Ему было немногим более пятидесяти, или даже меньше, может быть он был даже моложе чем я сейчас. Моей бабушке тогда было ровно пятьдесят, и это был самый пик её зрелости и красоты.

Можете ли вы представить себе, что когда дедушка умер, Нани не заплакала, а запела песню! Вот как я научился тому, что смерть должна быть тоже отпразднована, как и жизнь. Она пела ту же самую песню, которую пела тогда, когда впервые полюбила моего дедушку. Это многого стоит: что девяносто лет назад, в Индии, она имела мужество полюбить. Она оставалась незамужней до двадцати четырёх лет. Это было очень редко. Я спросил её однажды, почему она оставалась незамужней так долго. Она была такой красивой женщиной… однажды я, просто шутя, сказал ей, что даже король Чхаттерпура – государства, где находится Каджурахо, должно быть влюбился в неё.

Она сказала: «Странно, что ты упомянул это, потому что он действительно влюбился. Я отвергла его, и не только его, но и многих других тоже». В те дни в Индии девочки выходили замуж уже в семь, максимум в девять лет. Просто страх любви,… если они будут постарше, они могут влюбиться. Но отец моей бабушки был поэтом; его песни до сих пор поют в Каджурахо и окрестных деревнях. Он настаивал, что пока она сама не согласится, он не выдаст её замуж ни за кого. По воле случая она полюбила моего дедушку.

Я спросил её: «Это даже более странно; ты отвергла короля Чхаттерпура, и, однако, ты полюбила этого, достаточно бедного человека. Зачем? Он определённо был не очень красивым и не был выдающимся, так почему ты полюбила его?»

Она сказала: «Ты задаёшь неправильный вопрос. Когда влюбляются, «ПОЧЕМУ» не существует. Я просто увидела его и всё. Я увидела его глаза, и во мне возникло доверие, которое ни разу не поколебалось».

Я спрашивал моего дедушку: «Нани говорит, что она полюбила тебя. С её стороны всё в порядке, но почему ты позволил браку произойти?»

Он сказал: «Я не поэт или мыслитель, но могу узнать красоту, когда её вижу. Я никогда не видел более прекрасной женщины, чем моя Нани. Я сам был в неё влюблён, и люблю всю жизнь».

Вы будете удивлены, узнав, что она родилась в Каджурахо, древнейшей индийской цитадели тантрической культуры. Она всегда говорила мне: «Когда ты немного подрастёшь, не забудь съездить в Каджурахо». Я не думаю, чтобы какой-нибудь родитель дал бы подобный совет своему ребёнку, но моя бабушка была такой редкостью, она настойчиво убеждала меня побывать в Каджурахо. В те дни Каджурахо было абсолютно неизвестным, совершенно не туристическим, и сомнительным для индуистов местом.

Первый раз, когда я поехал в Каджурахо, это было сделано только из-за того, что Нани настаивала на этом, но после я побывал там сотни раз. Нет места на земле, где я бы был столько раз. Причина проста: невозможно исчерпать этот опыт. Он неисчерпаем. Всё в храмах Каджурахо таинственно. Должно быть, для создания каждого храма потребовались сотни лет и тысячи мастеров. Я никогда не встречал ничего, что можно назвать настолько совершенным. Даже Тадж-Махал имеет недостатки, Каджурахо – нет. Более того, Тадж-Махал это только прекрасная архитектура; Каджурахо – это вся философия и психология Нового Человека.

Я ездил в Каджурахо так много раз, что сбился со счёта. Когда бы у меня ни было время, я мчался туда. Если меня нельзя было нигде найти, моя семья автоматически решала, что я отправился в Каджурахо и меня надо искать там. И они всегда были правы.

В Каджурахо находятся тысячи прекрасных скульптур, многие из них обнажённые и занимающиеся сексом. Там множество храмов. Основная часть их сейчас просто руины, но некоторые выжили, возможно, потому, что о них надолго забыли в истории. Махатма Ганди хотел, чтобы эти храмы были похоронены под землёй из-за эротических статуй, чтобы никто мог быть соблазнён их позициями, их наслаждением. Мы благодарны только Рабиндранату Тагору, который остановил Ганди. Он сказал ему: «Оставь эти храмы, такими, как они еcть…» Рабиндранат был поэтом, и он мог понять их глубокую тайну. Однако моя бабушка убеждала меня ехать в Каджурахо. Что за бабушка! Она сама была так прекрасна и очень похожа на греческую статую.

Каджурахо – само имя звучит во мне как колокола радости, как будто оно снизошло с небес на землю. Видеть Каджурахо ночью в полнолуние – значит стать свидетелем незабываемого зрелища. Моя бабушка родилась там, неудивительно, что она была прекрасной женщиной, мужественной и также безмерно опасной. Красота всегда такая: смелая и опасная. Она пренебрегла опасностью. Моя мать в характере не похожа на неё, и я только сожалею об этом. Вы не сможете найти что-то от моей бабушки в моей матери. Нани была редкой и отважной женщиной, и она помогла мне отважиться на всё – я имею в виду всё.

Если бы я захотел выпить вина, она дала бы его. Она бы сказала: «Пока ты не напьёшься тотально, ты не сможешь освободиться от него». И я сейчас знаю, что это действительный способ освободиться от всякой зависимости вообще. Всё, что я хотел – она организовывала.

Бабушка была моей семьёй, и она понимала меня, потому что с самого детства я рос на её глазах. Она знала так много обо мне, как никто другой, потому что она позволяла мне всё… всё.

В Индии, когда наступает Праздник Света, люди могут играть в азартные игры. Это странная традиция: три дня азартных игр законны; после этого вас могут поймать и наказать.

Я сказал моей бабушке: «Я хочу сыграть».

Она спросила: «Сколько денег ты хочешь?»

Даже я не мог поверить своим ушам. Я думал, она скажет: «Никаких азартных игр». Вместо этого она сказала: «Итак, ты хочешь сыграть?» Она дала мне несколько рупиевых банкнот и сказала, что я могу идти и играть, когда хочу, потому что человек учится только на самостоятельном опыте.

Таким образом, она помогла мне чрезвычайно. Однажды я захотел пойти к проститутке. Мне было пятнадцать, и я узнал. Что проститутка приехала в Гадарвару. Моя бабушка спросила меня: «Знаешь ли ты, что означает проститутка?»

Я сказал: «Точно не знаю».

Тогда она сказала: «Ты должен пойти и увидеть, но сперва посмотри её песни и танцы».

В Индии проститутки сначала поют и танцуют, но пение и танец были такими третьесортными, и женщина сама была такая противная, что меня стошнило! Я вернулся домой в середине, до окончания танцев и песен. Моя Нани спросила: «Почему ты пришёл домой так рано?»

Я ответил: «Это было тошнотворно».

Только когда позже я читал книгу Жана-Поля Сартра «Тошнота», я понял, что случилось со мной той ночью. Но моя бабушка разрешила мне даже пойти к проститутке. Я не помню, чтобы она хоть когда-то сказала мне нет. Я хотел курить; она сказала: «Помни одну вещь: курение – это хорошо, но всегда кури в доме».

Я спросил: «Почему?»

Она сказала: «Другие могут возражать, поэтому ты можешь курить в доме. Я снабжу тебя сигаретами». Она продолжала давать мне сигареты, пока я не сказал: «Достаточно! Мне больше не нужно».

Моя Нани была готова пройти любой путь, только для того, чтобы помочь мне пережить это самому. Она понимала, что единственный путь узнать – это испытать всё самому; это нельзя передать педагогическими нравоучениями. Родители становятся обычно строгими стражами; они постоянно пытаются предостерегать от всего детей. Ребёнок в действительности – это возрождение Бога. Его нужно уважать, как личность, и ему должны быть даны хоть какие-нибудь удобства для самостоятельного роста и бытия – не только в созвучии с родительской волей, но и в созвучии с его собственным человеческим потенциалом.

У моих родителей было много детей, а я был старшим. Вспоминая их семейную жизнь, я не могу подумать, чтобы мой отец когда-либо посмотрел на другую женщину с такой любовью, которая была у него к моей матери. И также трудно представить, – даже для меня, человека, который может представить многое, – что моя мать, хотя бы в мечтах, имела в жизни другого мужчину… невозможно. Они были настолько слаженной семейной парой! Я никогда не видел отца и мать дерущимися, и даже пререкающимися. Люди говорят о чудесах; я видел чудо: моя мать никогда не придиралась к моему отцу. Я знал хорошо их обоих; они были так близки, так дружны, так наполнены, хотя и не слишком богаты. Но они умели быть богатыми даже в их бедности благодаря их человеческой близости, богаты, благодаря их любви друг к другу.

Нана обычно ходил каждое утро в храм, однако он никогда не говорил: «Иди со мной». Он никогда не навязывал мне никаких идеологий и убеждений. Это великолепно… не навязывать. Людям, чаще всего присуще – заставлять беспомощного ребёнка следовать их верованиям и традиции; но его это не коснулось. Да, я называю это великим искушением. В тот момент, когда вы видите, что кто-то зависит от вас определённым образом, вы сразу пытаетесь навязать ему свои взгляды, а он даже никогда не сказал мне: «Ты – джайн по вероисповеданию».

Бабушка говорила мне много раз: «Почему ты называешь твою мать Баби? Зови её мамой». Я просто пропускал вопрос мимо ушей. Моя Нани каким-то образом стала частью самого моего существа, настолько безмерно она любила меня. Однажды, когда как-то в наш дом забрался вор, она боролась с ним без оружия, и я тогда впервые увидел, какой свирепой может быть женщина,… в самом деле, опасной! Если бы я вовремя не вмешался, она убила бы этого человека. Я сказал: «Нани! Что ты делаешь! Ради меня, отпусти его. Пусть он уйдёт!» Так как я плакал и просил её остановиться ради меня, она отпустила его. Бедный человек не мог поверить, что она сидит на его груди и держит его за горло обеими руками.

Это была женщина, которую я любил. Это была женщина, которая сделала меня бунтовщиком. Она помогала мне всеми способами стать тем, кто я есть сейчас. Без неё я, стал бы владельцем магазина, или, возможно, доктором или инженером, потому что когда я сдавал вступительные экзамены, мой отец был слишком беден, чтобы отправлять меня в учиться в университет, но он готов был даже занять деньги, для того, чтобы сделать это. Он очень настаивал, чтобы я пошёл в университет. Я хотел учиться, но наотрез отказался стать доктором или инженером. Я сказал ему: «Если хочешь знать правду, то я хочу быть саньясином, бродягой».

Он сказал: «Что! Бродягой!»

Я сказал: «Да. Я хочу пойти в университет, чтобы изучать философию, таким образом, я смогу стать философом-бродягой».

Он отказался, говоря: «В таком случае я не собираюсь занимать денег и иметь все эти проблемы».

Моя бабушка сказала тогда: «Не беспокойся, сын; иди и делай, что ты хочешь. Я жива, и я продам всё, что имею, только для того, чтобы помочь тебе быть собой. Я не буду спрашивать, куда ты хочешь пойти и что ты хочешь изучать».

Она никогда не спрашивала после о моей карьере, но постоянно присылала мне деньги, даже когда я стал профессором. Мне пришлось сказать ей, что теперь я сам зарабатываю для себя, и скорее я должен присылать ей деньги.

Многие люди часто удивлялись, откуда я беру деньги для приобретения книг, потому что у меня были тысячи книг. Даже когда я был учеником общеобразовательной школы, я имел тысячи книг у себя дома. Весь родительский дом был полон книг, и каждый наш гость удивлялся, откуда это я беру деньги. Моя бабушка сказала мне: «Никогда не говори никому, что ты получаешь деньги от меня, потому что если твой отец или мать узнают об этом, они начнут просить у меня тоже денег, и мне будет трудно отказать им».

Она продолжала давать мне деньги. Вы будете удивлены, узнав, что даже в тот месяц, когда она умерла, она подписала чек. Вы также удивитесь, узнав, что-то были последние её деньги в банке. Наверное, как-то она знала, что никакого завтра не будет. Мне повезло в жизни во многих отношениях, но больше всего мне повезло с родителями моей матери.

Я точно помню – это было время, когда проводилась перепись населения. Офицер пришёл в наш дом в Кучваде. Он спрашивал о многих вещах. Спрашивал о религии моего дедушки; он сказал: «Джайнизм». Спрашивал о религии моей бабушки… Мой Нана сказал: «Вы можете спросить об этом её сами. Религия – это личное дело. Я сам никогда не спрашивал её». Что за человек!

Моя бабушка ответила: «Я не верю в какую-либо религию вообще. Все религии являются детскими для меня». Офицер был шокирован. Даже я был захвачен врасплох. Она не верит ни в какую религию вообще! В Индии невозможно найти женщину, которая не верит ни в какую религию вообще. Но она родилась в Каджурахо, возможно, в семье древних тантристов, которые не верили ни в какие религии. Они практиковали медитацию, но никогда не верили в какую-либо религию.

Это звучит очень нелогично, особенно для западного ума: медитация без религии? Да… в действительности, если вы верите в какую-нибудь религию, вы не можете медитировать. Религия – это препятствие в вашей медитации. Медитации не нужно ни Бога, ни рая, ни ада, ни страха быть наказанными, ни обольщения удовольствиями. Медитация не имеет ничего общего с умом; медитация лежит за его пределами, тогда как религия – это только ум, она внутри ума.

Я знаю, что Нани никогда не ходила в храм, но она дала мне одну мантру, о которой я расскажу сейчас впервые. Это джайнская мантра, но она не связана с джайнами, как таковыми. Это чистая случайность, что она относится к джайнизму.

Нани сказала тогда: «Я сама не принадлежу к какой-либо религии, но я люблю эту мантру, и это всё, что я могу тебе дать – не потому что она традиционно джайнская, но только потому, что я знаю её красоту. Я повторяла её миллионы раз и всегда находила величайший покой… словно прикасаясь к стопам всех тех, кто познал».

 

Намо арихантанам намо намо
Намо сиддханам намо намо
Намо уваджхайанам намо намо
Намо лойе Савва сахунам намо намо
Аесо Панч наммокаро
Савва пава напасано
Мангалам ча саввесим бехенам хаваймангалам
Ариханте шаранам павйияни
Сидхи шаранам павйихйиянни
Саху шаранам паухйянни
Намо арихантанам намо намо
Намо сиддханам намо намо
Намо уваджхайанам намо намо
Ом, Шанти, Шанти, Шанти.

 

 

 

Я припадаю к стопам тех, кто узнал.
Я припадаю к стопам, тех, кто достиг.
Я припадаю к стопам всех Мастеров.
Я припадаю к стопам всех просветлённых учителей.
Я припадаю к стопам всех когда-либо ставших просветлёнными.
Безусловно.
Ом, Шанти, Шанти, Шанти.

 

Эта мантра очень древняя, она написана на пракрите, не на санскрите. Пракрит – это язык джайнов, и он более древний, чем санскрит. Само слово санскрит означает усовершенствованный, научный. Пракрит – древний, естественный и «сырой» язык. И джайны правы, когда говорят, что их язык самый древний из известных сейчас языков на земле.

Первое, что я сделал после просветления, в возрасте двадцати одного года, я поспешил в деревню, где жила моя бабушка, потому что она была той женщиной, которой я хотел рассказать, что произошло. Но необычны пути существования, когда я подходил, она уже стояла в дверях, смотрела на меня, немного удивлённая. Она сказала: «Что произошло с тобой? Ты больше не прежний». Она не была просветлённой, но достаточно умной, чтобы увидеть перемену во мне.

Я сказал: «Да, я больше не прежний, и я пришел, чтобы поделиться опытом того, что произошло со мной».

Она сказала: «Пожалуйста, что касается меня, оставайся всегда моим Раджой, моим любимым маленьким мальчиком».

Поэтому я ничего ей не сказал. Прошёл один день, и она разбудила меня посреди ночи. Со слезами на глазах она сказала мне: «Прости меня. Ты больше не прежний. Ты можешь притворяться, но я могу видеть сквозь твоё притворство. Нет необходимости притворяться. Ты можешь мне сказать, что с тобой произошло. Ребёнок, которого я знала, исчез, но кто-то лучший и светящийся занял его место. Я не могу больше называть тебя своим, но это не имеет значения. Теперь миллионы людей со всего мира смогут назвать тебя своим, и каждый сможет почувствовать тебя как своего».

Это был первый раз, когда я кому-то рассказал о просветлении. Моя Нани стала моим первым учеником. Я учил её пути. Мой путь прост: быть спокойным, почувствовать в себе того, кто является наблюдающим, и никогда не является объектом наблюдения; ЗНАТЬ ЗНАЮЩЕГО, И ПОЗАБЫТЬ ЗНАЕМОЕ..

Мне повезло, что моя бабушка была моим первым учеником, потому что я никогда не нашёл того, кто был бы так прост. Я находил очень много таких же, как она, простых людей, но глубина её простоты была такой, что никто никогда не был способен превзойти её, даже мой отец. Он был простым, совершенно простым, и очень глубоким, но не в сравнении с ней. Мне грустно говорить, но ему было далеко до бабушки, а моей матери было до неё ещё дальше.

Вы удивитесь, узнав – а я говорю это впервые – моя Нани была не только моей первой ученицей, она также была моей просветлённой ученицей, и она стала просветлённой задолго до того, как я начал посвящать людей в саньясу. Она никогда не была саньясинкой.

Она умерла до того, как я примчался из Бомбея, чтобы увидеть её, ровно за двенадцать часов. Это было долгое путешествие из мегаполиса в маленькую деревушку, но она настояла на том, чтобы никто до моего приезда не прикасался к её телу; и затем, всё что я решу должно было бы быть сделано. Если я захочу, чтобы её тело было сожжено, хорошо. Если я захочу, чтобы её тело было похоронено, тоже хорошо. Если я захочу сделать что-нибудь ещё, тогда это тоже будет хорошо.

Когда я добрался домой, я не мог поверить своим глазам: ей было восемьдесят лет, а она выглядела такой молодой. Она умерла двенадцать часов назад, но всё ещё не было признаков разложения. Я сказал ей: «Нани, я приехал. Я знаю, что в этот раз ты не сможешь мне ответить. Я просто говорю, чтобы ты услышала. Не нужно отвечать». И вдруг, почти чудо! Там был не только я, но и мой отец, и вся моя семья. На самом деле, собралась вся округа. Все они видели одно: из её левого глаза скатилась слезинка – через двенадцать часов!»

Врачи подтвердили её смерть. Мертвецы не плачут; даже и живые редко это делают, что уж говорить о мёртвых! Но это была слеза. Я принял её за ответ, что ещё мог я ожидать? Я зажёг огонь на её погребальном костре, как она и хотела. Я не сделал это впоследствии даже для ТЕЛА МОЕГО ОТЦА.

Даже в своей смерти Нани была прекрасна,… я не мог поверить, что она умерла. Поджечь её тело было самым трудным делом, которое я сделал в моей жизни. И внезапно все статуи Каджурахо ожили тогда для меня. В её мёртвом теле я увидел всю философию древнего Каджурахо. Первое, что я сделал, после того, как увидел её, это поехал снова в Каджурахо. Это был единственный способ отдать ей должное. Теперь КАДЖУРАХО было даже более прекрасным, чем раньше, потому что я мог видеть её везде, в каждой статуе.

Ошо о Греке Зорбе

“Символически я избрал Зорбу в качестве тела, а Будду в качестве души. Вы интересовались тем, что в Греции я больше говорил о Зорбе, а, здесь, в Индии, атмосфера ближе к Будде. Вы сделали верное наблюдение.

В Греции я говорил о Зорбе. Но все равно меня депортировали. Если бы я говорил о Будде, Вы бы меня вообще больше не увидели. Я говорил о Зорбе, поскольку это основа.

При этом я объяснял, что сам по себе Зорба — лишь основа дома, но не сам дом. В Индии я говорю о Будде. Но не забываю и о Зорбе. Каждое мое утверждение, относись оно к Зорбе или Будде, автоматически подразумевает и второго, поскольку для меня они неразделимы. Вопрос лишь в том, на чем ставить акцент. Для того чтобы быть понятным для сознания греков, я акцентировал Зорбу.

Посол Республики Шри-Ланка в Америке написал мне письмо, в котором говорилось: «Ваши последователи со всего мира открывают рестораны, дискоклубы и называют их «Зорба-Будда», что весьма оскорбительно для Будды. И если это произойдет в такой стране, как Шри-Ланка, то может повлечь за собой насилие. Советую вам отбросить это имя».

Я попросил своего секретаря написать ему, что, «во-первых, никто не располагает монополией на Зорбу или на Будду. И, во-вторых, мы не касаемся Гаутамы Будды: «будда» — это не имя собственное, а качество. Оно подразумевает пробужденную личность. Любого, кто пробудился, можно назвать буддой. Гаутама Будда — лишь один из миллиона будд, которые существовали и будут существовать. И вы не можете помешать Зорбе, стать Буддой.

Фактически вы должны помогать мне, превращать зорб в будд, поскольку в этом и заключается единственная подлинная революция: в том, что материалист зорба, не подозревающий о высшем сознании, превращается в будду».

Он мне так и не ответил.

В зорбе есть своя прелесть. А остров в Греции, где я остановился, был тем самым местом, где Казанцакис, писатель, создал роман «Грек Зорба»… Зорба — вымышленное имя, это не исторический персонаж. Но остров, где я остановился, был островом, на котором родился Казанцакис. И Казанцакис, один из лучших романистов нашего века, ужасно пострадал от руки церкви. В конце концов, после написания романа «Грек Зорба», он был отлучен от церкви. По написании романа ему объявили: «Либо вы отказываетесь от своей книги, либо вас отлучают от церкви». Не отказавшись от книги, он был отлучен от Христианства и проклят.

Зорба передает индивидуальность Казанцакиса, на которую обрушилась церковь, индивидуальность, которую он хотел и не мог в себе реализовать. И всю эту нереализованную в своей жизни часть себя он вложил в Зорбу.

Зорба — это красивый мужчина, не испытывающий страха перед преисподней и не стремящийся в царство небесное, живущий от момента к моменту и умеющий находить наслаждение в мелочах… еде, питье, женщинах. После своего полного рабочего дня он мог взять свой музыкальный инструмент и часами танцевать на берегу.

И другая часть Казанцакиса, которую он прожил в «Греке Зорбе»… Зорба — это слуга. Другая часть — это хозяин, нанявший Зорбу в качестве слуги. Он вечно сидит печальный в своем офисе, копаясь в папках, никогда не смеется, никогда не испытывает наслаждений, никогда не выходит наружу и постоянно в глубине души завидует Зорбе, который, так мало зарабатывая, живет, как император, не заботясь о завтрашнем дне, о том, что с ним может произойти. Он хорошо ест и пьет, хорошо поет и хорошо танцует. А его хозяин, такой богатый, сидит себе, грустный, натянутый и страдающий, в несчастьях и муках.

В один прекрасный день Зорба сказал своему хозяину (который и есть сам Казанцакис): «Хозяин, твоя единственная беда заключается в том, что ты слишком много думаешь. Пойдем со мной». Дело было ночью в полнолуние.

Казанцакис пытался возразить: «Нет, нет. Что ты делаешь?»

Но Зорба притащил его на берег и принялся танцевать, играя на своем инструменте. И он сказал Казанцакису:

«Попробуй прыгать! Если ты не можешь танцевать, делай что угодно». И Казанцакис тоже пустился в пляс с энергией и грацией Зорбы. Впервые в жизни он почувствовал себя живым. Зорба — это нереализованная часть каждого, так называемого, религиозного человека.

Так почему же церковь так восстала против Зорбы, когда тот был опубликован? Это был всего лишь роман, и церкви не о чем было беспокоиться. Но эта книга так наглядно показывала нереализованную сторону каждого христианина, что это делало ее опасной.

Но Зорба невероятно привлекателен. Казанцакис посылает его купить кое-что в городе, а он про все забывает. Напивается, отправляется к проституткам и предается наслаждениям, лишь однажды вспомнив, что, казалось бы, прошло уже много дней, а деньги все еще при нем. Как же он может вернуться, пока они не кончились? Хозяин очень рассердится, но ничего не сможет сделать — это его проблема.

А через три недели он возвращается (отправлялся он всего на три дня) и не приносит ничего из того, за чем он был послан. Зато приносит с собой множество историй: «Какое же это было замечательное похождение! Тебе надо было отправиться со мной. Я провел время с такими миленькими ангелочками и пил такое замечательное вино…»

Хозяин спрашивает: «А как насчет покупок? Я тут три недели просто кипел от нетерпения».

Тот отвечает: «Когда к твоим услугам столько прекрасных вещей, кто станет заботиться о мелочах? Ты можешь еженедельно делать вычеты из моей зарплаты и постепенно вернуть свои деньги. Извини, что не смог вернуться раньше. Радуйся тому, что я вернулся. Деньги кончились, и мне пришлось. Но когда я поеду в следующий раз, я все тебе привезу».

На что хозяин возражает: «Больше ты никогда не поедешь. Пошлю кого-нибудь другого».

Вся жизнь Зорбы проста, направлена на получение физических удовольствий, но лишена каких бы то ни было волнения, чувства вины и заботы о том, что является грехом, а что — добродетелью и…

Я хотел бы разбудить такого человека, Зорбу, в каждом, поскольку это ваша естественная наследственность. Но вы не должны останавливаться на Зорбе.

Зорба — это только начало.

Рано или поздно, когда вы позволите своему Зорбе достичь полного самовыражения, вам ничего не останется, как искать чего-то более высокого, совершенного и величественного. И это придет к вам не с мыслями, а с опытом, поскольку вы начнете тяготиться его незначительностью.” ОШО

 

 

Ошо - Я оставляю вам свою мечту

УХОД ОШО

Тибетские Пульсации

ТИБЕТСКИЕ ПУЛЬСАЦИИ - комплекс оздоровительных медитативных практик. Это парная работа с использованием определенных звуковых вибраций, прикосновения и мягкого контакта с партнером.

Ведущий - Джатендр Гири

 

ПОДРОБНЕЕ О ГРУППЕ НА САЙТЕ "Самопознание.ру"

Разница между личностью и индивидуальностью

Вопрос: Я не совсем понимаю разницу между личностью и индивидуальностью. Остается ли что-нибудь от индивидуальности, если из нее вычеркнуть личность?

Ответ: Индивидуальность — ваша сущность. Вы приходите с ней, вы рождаетесь с ней. Личность заимствована. Она придана вам обществом. Она подобна одежде, тонкой одежде.

Ребенок рождается голым; мы прячем его наготу — даем ему одежду. Ребенок рождается с сущностью, индивидуальностью; это мы тоже прячем, потому что обнаженная индивидуальность бунтующа и непокорна.
Индивидуальность индивидуальна. Личность не индивидуальна, она социальна. Общество хочет видеть вас личностями, а не индивидуальностями. Потому что ваши индивидуальности вызовут конфликт. Общество прячет ваши индивидуальности и выдает вам личности.
Личность — нечто приобретенное, заученное. Слово «личность» происходит от слова «личина» (английское слово «персонэлити» — от греческого корня «персона», что значит «маска»). В греческой драме актеры носили маски, скрывающие их подлинные лица и показывающие некие другие. От «личины» происходит слово «личность». Это лицо, которое вы носите, это нс ваше подлинное лицо.
Когда исчезает личность, не бойтесь. Теперь впервые вы становитесь самим собой. Впервые вы становитесь настоящим. Впервые вы достигли сущности. Сущность в Индии называется атма, душа.
«Я» — центр личности, Бог — центр сущности. Вот почему со всех сторон говорят, что «Я» должно быть отброшено. Потому что вы должны знать, что вы есть, а не то, чего от вас ждут.
Личность ложна; это величайшая ложь. Все общество опирается на личность. Государство, церковь, организации, нормы поведения — это все ложь. Западная психология слишком много внимания уделяет личности. Вот почему западная психология — психология, основанная на главной лжи.
На Востоке мы думаем о сущности, а не о личности. То, что вы несете в себе, составляет вашу природу — свабхава, составляет вашу внутреннюю сущность — это следует познать. И это должно жить.
Личность — то, чем вы не являетесь, но пытаетесь казаться. Личность — то, чем для удобства пользуетесь, вращаясь в обществе.
Вы вышли утром погулять, вы гуляете. Кто-то проходит мимо. Вы улыбаетесь. Эта улыбка может идти от сущности или от личности. Улыбка может на самом деле быть сутью, радостью видеть этого человека, видя Бога в этом человеке, видя сердце, любовь, то, лишенное формы, что воплотилось в этом человеке.
Вот почему в Индии мы не говорим фраз типа «доброе утро». Они мало что значат. Мы говорим: «Рам, Рам…» Мы приветствуем друг друга именем Божьим. Этот символический акт означает: «Я вижу Раму в тебе. Приветствую тебя. Я счастлив, благословен тем, что ты прошел мимо». Если это идет от сущности, то улыбка заполняет все ваше существо. Вы чувствуете глубокую удовлетворенность. Вы чувствуете себя благословенным оттого, что этот человек прошел мимо. Человек прошел, а благословение осталось и длится вокруг вас, как тонкий аромат.
А можно просто сказать: «Доброе утро», потому что этот человек богат и влиятелен, или может быть делягой, или опасен. Попробуй с ним не поздоровайся! Вот вы здороваетесь и улыбаетесь. Вы надеваете улыбку на лицо. Это личина, это личность.
Вы должны наблюдать каждый свой поступок. Это трудно, но это нужно. Другого пути нет. В каждом поступке вы должны увидеть, откуда он идет. От личности или от сущности? Если от сущности, то сущность растет, потому что вы даете сущности возможность проявиться, выразить себя. Если от личности, то личность становится тверже, тверже и тверже и со временем полностью задушит сущность.
Наблюдайте. Напоминайте себе снова и снова: «Откуда?»
Вот вы пришли домой и принесли мороженое, цветы жене; это подарок от личности или от сущности? Если от личности, то это ложь. Возможно, вы говорили с другой женщиной и были очарованы ею. В вас возникло влечение, желание. А затем — чувство вины: «Это измена. Принесу-ка я домой мороженое».
Учтите, у вашей жены тут же возникнут подозрения: раньше-то вы не приносили мороженого. Что-то в этом есть, что-то вы скрываете. С чего это вы сегодня так милы? Так неожиданно, ни с того, ни с сего милы?
Нельзя обмануть женщину: у них инстинкт — детектор лжи. Они тут же чувствуют, потому что не думают. Их чувство мгновенно и безошибочно. Они живут эмоциональным центром. Вы чувствуете себя виноватым и приносите подарок жене. Это подарок личности. Это очень опасно.
Может случиться все так же и все наоборот. Ситуация остается той же. Вы говорили с женой друга и были очарованы. Такая красивая и изящная; ее красота и изящество напомнили вам вашу жену. Потому что, когда вы любите, каждый красивый человек напоминает вам ее. Так должно быть. Если женщина показалось вам привлекательной, она тут же напомнила вам ту, которую вы любите. Что-то от любимой — часть, жест. Что-то от вашей жены. Вы любите женщину в этот момент, потому что она напоминает вам вашу жену. Вы преисполняетесь этим воспоминанием.
И вы приносите что-то домой: мороженое, цветы, что-то еще… или ничего, просто улыбку. Тогда это от сущности, тогда это совсем другое. Ситуация та же, но вы в ней совсем другой.
Личность — это попытка обмануть. Сущность — попытка проявить себя; что бы там ни было — это есть. Пусть будет обнаружено, открыто, доступно.
Старайтесь жить от сущности, и вы станете религиозным. Старайтесь жить от личности, и вы станете нерелигиозным так, что дальше некуда.
Для меня религия не означает ритуал. Это не значит ходить в храм или церковь. Это не означает ежедневное чтение Библии или Гиты, нет. Религия означает жить от сущности, быть подлинным, истинным.
Учтите, как бы вы ни лгали, лгать нельзя: ложь есть ложь. Где-то про себя вы знаете, что это ложь. Можно делать вид, что не знаете, но раз есть притворство, оно обнаружит себя. Нельзя обмануть другого: всякий, у кого есть глаза, понимание и ум, все поймет.
Женщина судилась с Муллой Насреддином. Она утверждала, что ее ребенок — от Насреддина. Мулла яростно отрицал это в суде. Наконец, судья спросил: «Скажи только одно: спал ты с этой женщиной, Насреддин?» Насреддин ответил: «Нет, ваша милость, не сомкнул глаз».
Ваша ложь очевидна, потому что у правды есть способ выйти наружу. Под конец правда становится известной, а вы всю жизнь потратили на ложь.
Не теряйте ни минуты. Время, потерянное на ложь, потеряно окончательно. А от лжи еще никто не стал счастливым — это невозможно. Ложь может дать только видимость счастья, она не может дать подлинного счастья.
Подлинное счастье — часть истины. В индуизме Бога называют благодать — сатчитананд, Ананд, благодать, — это последняя, сокровенная сердцевина.
Будьте истинны, и благодать почиет на вас. Будьте подлинны — будете счастливы. И это счастье будет беспричинно — просто часть вашей правдивости.
Счастье — проявление правды. Там, где правда, действует счастье. Где нет правды, счастье перестает литься, и действует несчастье.
Не бойтесь. Вы говорите: «Я не совсем понимаю разницу между личностью и индивидуальностью. Останется ли что-нибудь от индивидуальности, если из нее исключить «Я»?»
На самом деле из-за «Я» ничего не остается от индивидуальности. Когда «Я» ушло, индивидуальность возникает во всей своей кристальной чистоте; прозрачная, мудрая, лучезарная, счастливая, живая, вибрирующая в неведомом ритме. Этот неведомый ритм — Бог. Это песня, слышимая в глубочайшей сердцевине вашего существа. Это танец, лишенный формы. Но услышать можно только касание ступней. Все подлинное возникает только тогда, когда «я» уходит. «Я» — обманщик, подмена. Когда «я» уходит, вы остаетесь. Когда «я» здесь, вы только думаете, что вы есть; вас нет.

ОШО. Знание и познавание

В чём разница между знанием и познаванием? В словаре разницы нет, но в существовании разница безмерна. Знание – это теория, познавание – это опыт. Познавание означает, что ты открываешь глаза и видишь, знание означает, что кто-то открыл глаза, увидел и говорит об этом, а ты просто собираешь сведения.

Именно благодаря знанию человек оказался отделённым от целого – знание создаёт дистанцию.

Человек становится всё более знающим и всё менее религиозным. Чем более человек образован, тем меньше у него возможности приблизиться к целому.

В ребёнке есть качество незнания, невинности. Он смотрит с удивлением, его глаза абсолютно ясны. Он смотрит глубоко, но в нём нет предрассудков, нет суждений, нет идей a-priori. Он не проецирует, и поэтому узнаёт то, что есть. Ребёнок знает истину, ты знаешь только обыденную действительность. Эта действительность состоит в том, что ты окружил себя проецированием, желанием, мышлением. Эта действительность – твоя интерпретация истины.

Как тогда отвергнуть знание? Не путём вытеснения его другим знанием. Нужно просто увидеть тот факт, что знание создаёт дистанцию – просто увидеть этот факт интенсивно, тотально – и этого достаточно. Суть не в том, чтобы заменить одно знание каким-то другим.

И помни, человек никогда ещё не узнал ни единой вещи! Всё, что мы собрали, – мусор. Высочайшее остаётся за пределами нашей досягаемости. То, что мы собрали, – лишь факты, истины же наши усилия и не коснулись.

Лишь очень глупые люди думают, что, чем больше они узнают, тем меньше в жизни тайны. Лишь только посредственный ум становится слишком привязанным к знанию; разумный ум остаётся выше знания. Он использует его, бесспорно использует – оно полезно, утилитарно, – но прекрасно знает, что всё истинное скрыто, остаётся скрытым. Мы можем продолжать узнавать и узнавать, но тайна останется неисчерпаемой.

Ошо. Кто судит, тот болеет. Богатый тот, кто щедр.

Кто судит, тот болеет

«Не судите!» — это величайшее высказывание. И это самое невозможное для ума. Ум судит немедленно, он составляет суждения без всяких на то оснований. Но каждое отдельное суждение не верно, ибо мир в целом так глубоко взаимосвязан, что, не зная целого, вы не можете знать и его часть. Мир неделим, он целостность, и поэтому, все суждения фальшивы, так как они частные.

Вы смотрите через узкую щель и обо всём составляете свои мнения, которые не нужны даже вам. Суждение — это состояние ума. Очень трудно не судить, вы еще не осознали что-то, но ум уже вынес суждение. Но если вы будете пытаться, вы сможете остановить суждение. Человек, который судит много, останавливает свой рост.

Если возникло суждение, вы не способны видеть новое. Суждение ставит новое под сомнение. Вы, как бы, становитесь юным. Вы не хотите идти дальше, потому что боитесь нарушить свой комфорт и безопасность. Вы судите, потому что пугаетесь живого, нового, неизвестного. С помощью суждения мы бескрайнее неизвестное низводим до известных нам клише.

Суждение — это страх новизны. В каждый момент существование — ново. Вы либо живете им и наслаждаетесь, или упускаете. Вам говорят «идем встречать рассвет», но вы высокомерно отвечаете «я знаю, я это уже видел».

Но солнце всё время новое, такого дня, как сегодня, не было никогда раньше. Всё абсолютно новое, абсолютно оригинальное. Только ваш ум прежний, старый, подержанный, вторичный, и вам скучно. Но детям не бывает скучно. Они живут в открытии, в непрерывном удивлении. Они еще не научились судить.

Богатый тот, кто щедр

Щедрость — настоящее богатство. И чтобы быть щедрым, вам не нужно много вещей, вам надо просто делиться всем, что у вас есть. И не важно, сколько и что вы имеете. Вы можете вообще ничего не иметь. Вы можете быть нищим на дороге, но вы, всё же, можете быть щедры.

Вы можете улыбнуться незнакомцу, вы можете спеть, когда кто-то грустит, вы можете поделиться своим вдохновляющим словом. Если у вас нет ничего, вы можете представить цветы, драгоценные камни и преподнести их любому человеку.

Делитесь вашим бытием, если у вас ничего нет. Это величайшее богатство, каждый рождается с ним. Протяните руки и идите к другим с любовью в сердце. Если у вас нет ничего другого, кроме тепла тела, вы можете сесть к кому-то поближе и отдать ему свое тепло.

Вдохновляйте, пойте, танцуйте, смейтесь и щедро делитесь своей радостью. И не думайте, что для того, чтобы быть щедрым, вы должны быть богатым. Как раз наоборот; если вы хотите быть богатым, будьте щедрым.

И чем больше вы делитесь, тем больше ваше бытие становится потоком бытия. Освежающим потоком радости и вдохновения. Только щедрый человек свеж. Скупец похож на пруд, свежая живительная вода не приходит к нему. Приглашайте людей разделить вас. Приглашайте людей испить вас.

Вот поэтому Иисус сказал: «Пейте меня! Ешьте меня!» Чем больше вы пьете его — тем свежее вытекающие воды. Богатства, которыми вас наделила жизнь, — неисчерпаемы. Но только щедрость знает это. За каждым стоит Божественное. И никто не может истощить его.

Внутри — причины, снаружи — оправдания

Вы носите причины своего несчастья или блаженства, рая или ада внутри себя. Что бы с вами не происходило — это случается из-за вас. Внешние причины — вторичны, внутренние причины — первичны. И пока вы не поймете этого, внутренняя трансформация невозможна.

Если причина вовне, тогда вы вечно будете в рабстве, потому что вы не можете изменить внешние причины. Если же вы сделаете хоть одно изменение, за ним последуют миллионы. Причины внутри, снаружи — только оправдания.

Вы можете изменить всё внешнее окружение, но ничего не изменится, если внутренний мир останется прежним. Внутренние установки будут создавать всё ту же модель вновь и вновь, потому что человек живет от внутреннего к внешнему.

Вы всегда носите свой ад или рай в себе. Как паук несет в себе паутину. Куда бы паук не пришел, он тотчас распространяет вокруг себя свою паутину. А когда паук хочет идти дальше, он вбирает паутину в себя. Куда бы вы не пришли, вы тотчас же создаете вокруг себя свой образец.

Поймите, всё зависит от вас. Поймите, ибо от этого зависит ваша трансформация. Если в вас ад, то куда бы вы не пришли, вы всегда создаете вокруг себя ад.

Ад и рай — не географические понятия, они не существуют во внешнем пространстве. Они существуют в пространстве внутреннем.

Человек — это повторение

Посмотрите на свою жизнь. В ней всё повторяется — бытовые ситуации, взаимоотношения, повседневные реакции, состояния радости и печали. Вы повторяете одни те же ошибки. Вы даже не можете выдумать новых ошибок. Вы как испорченная пластинка. В ваших дружеских, деловых, семейных, любовных отношениях вы совершаете одну и ту же ошибку. Она уже вам надоела, вы видите заранее, как она приближается... И ничего не можете поделать. Ибо вы — не изменяетесь.

Как можно остановить эту повторяемость?

Во-первых, надо осознать, что она существует. Вы ведь работаете и живете не как человек, а как механизм, автомат. Человек возникает в вас только тогда, когда вы перестаете быть машиной, когда вы начинаете движение по новому пути, движение в неведомое. А вы всегда двигаетесь в известное: то, что вы делали, вы делаете вновь и вновь.

И вы становитесь всё более и более искусны в этом. Вы становитесь просто профессионалом в совершении одних и тех же ошибок. Вы становитесь предсказуемым. Астрология существует, так как вы живете механической жизнью.

Сознательное существо всегда движется от известного к неизвестному. Несознательное же существо всегда движется от известного к известному, по кругу.

Поэтому, осознайте — вы повторение.

Это будет разрушительно для эго, так как вы думали, что вы оригинальны. Нет, ум никогда не оригинален. Он всегда в состоянии окостенения. Он собирает только известное. Ум не может знать неизвестное. Он двигается только по окружности.

Чтобы познать неизвестное, ум должен быть отброшен, и тогда, внезапно, вы окажетесь среди неизвестного. Целое — неизвестно. Известное — мертво, неизвестное — живо. Неизвестное — это то, что религиозные люди называют Богом. Сколько бы вы не постигали его, оно непостижимо.

Поэтому, существует три движения. От известного к известному — это ум. От известного к неизвестному — это сознание. От неизвестного к неизвестному — это сверхсознание. Человек становится Божественным, когда он движется от неизвестного к неизвестному.

Тогда он полностью отбросил ум. Тогда нет прошлого, нет и будущего. Всё достигает предела здесь и сейчас. В здесь-и-сейчас существует Целое в его абсолютной красоте и беспредельности, в его абсолютной святости и полноте.

Помните: ум — абсолютно неоригинален, ум — это биокомпьютер. Если вы не выйдете за его пределы, он будет опять и опять показывать вам старый шаблон. И вы будете как белка в колесе. Ум это колесо жизни и смерти. Осознайте это.

Наблюдение несет преображение

Как только вы осознали, что всё повторяется, сделайте и второй шаг — станьте бдительным, когда ум снова возвращается в колесо. Если вы бдительны, то должны внести в свои действия, отношения и переживания новый элемент.

Когда вы собираетесь повторить что-то привычное, толкните себя в этот момент, будьте внимательны, и внезапно вы почувствуете перемену. Когда вы бдительны, в вас появляется наблюдатель, а наблюдение — это трансформация.

Ученые установили: если вы наблюдаете за деревьями, они меняют свое поведение. А физики говорят, что электроны меняют свое поведение, когда за ними наблюдают. Наука за последние тридцать лет показала, что целое — живо, это вселенский океан жизни и сознания.

Ничто не мертво. Даже камни живые. Если электрон меняет свою орбиту, поведение, то можно представить, какая огромная энергия возникает при наблюдении. Наблюдая за самим собой, вы пробуждаете огромную энергию трансформации.

Всё начинает меняться вокруг. И вы можете избавиться от автоматизма, от механичности. Преодоление внутренней механичности — поможет вам открыть новый мир, новые отношения, новые пространства любви. Вы избавитесь от привычки быть неудачником, несчастным человеком. Вы расстанетесь с негативностью.

Бдительность, осознанность всегда позитивны. Ваша механичность постоянно чинит вам страшные препятствия. И если вы не сами, то кто-то другой чинит их, потому что вам бы хотелось, чтобы кто-то чинил препятствия. Только вы сами мешаете себе. И это стало привычкой.

Начните осознавать свои повседневные дела — как вы едите, моетесь, разговариваете, любите, раздражаетесь, — наблюдайте за ними, и многое начнет изменяться. Будьте внимательными, чуткими, пробужденными к себе и к другим. И вы почувствуете блаженное течение жизни.

Когда вас нет, вы свободны

Вы хорошо знаете, что вы никого не любили — ни отца, ни мать, ни жену, ни детей, ни друзей, — вы не любили никого. Вы знаете это слишком хорошо, но до сих пор избегаете признания этого самому себе и продолжаете думать, что любите. И думаете, что вы — великий любящий.

Но, даже если бы вы полюбили хотя бы одного человека, но полностью, Бог раскрылся бы вам, и вы бы осознали истину в ее полноте, ибо любовь — смерть всех притязаний. Когда вы любите, вы не можете претендовать ни на что. Вы открываетесь. Все претензии отпадают, и внезапно вы осознаете, что кем бы вы себя ни считали, вы не таковы.

И еще... возникает органичное единство с Целым, то есть, теперь вы не можете существовать без Целого, так и Целое не может существовать без вас. Самость исчезает, и появляется не-я. До настоящего времени вы пытались доказать, что вы очень значительны, но никто вам не верил, даже вы сами.

Теперь вы знаете, что вас нет, и Целое начинает признавать ваше состояние не-я. И это — свобода. Свобода не от самости. Свобода из самости. Вас больше нет. Вот почему вы свободны. В этом состоянии вы будете петь песню без певца, танцевать без танцора.

Вы знаете, что вы пуст, но продолжаете притворяться, что вы есть некто уникальный. Вы притворяетесь, что любите, что молитесь, что счастливы, но любовь, молитва, счастье не могут расцвести, пока не исчезнет эго. Вы можете обмануть только себя.

Отбросьте притворство, отбросьте претензии. Да, это трудно, болезненно, это приносит страдания. И для своего роста вы должны пройти через страдание от разочарования. Хватит жить грезами, иллюзиями, снами. Единственное испытание — видеть вещи, как они есть, видеть, что ваши иллюзии — это иллюзии.

Такова скромность. Посмотрите на вещи в их реальности, чего бы это ни стоило. И если вы почувствуете, как ваше эго разрушается, пусть оно разрушается. Вы можете почувствовать себя животным, ваш престиж в обществе будет под угрозой. Но знайте, быть почитаемым людьми, которые спят или грезят, не так уж ценно.

Не бойтесь быть самим собой. Если человек может постичь фальшивое, как фальшивое, он, тем самым, уже достиг проницательности, он уже познал истину, как истину. Шаг первый — это познание фальши, как фальши. Тогда возможен второй шаг — познание истины, как истины. Сначала надо узнать, что не истинно, это то, где вы находились. Из этого места можно начать путешествие.

Наблюдайте за вашими претензиями и притворством, и отбросьте их. Вот таким должен быть честный, искренний, настоящий человек. И какова бы ни была цена, заплатите ее. Если вы не любили, так и признайтесь «я не любил», скажите любимому, что ваша любовь была прикрытием эксплуатации, фасадом сексуального желания, претензией эго. Будьте искренним, только тогда любовь откроется вам.

Песнь Бога слышна в безмолвии

Человек, действительно религиозный, не принадлежит ни к какой секте или церкви. Наоборот, все секты принадлежат религиозному человеку. Но формальный ум не может этого принять. Он мыслит о терминах, идеологии, языке, ритуале, догмах, символах и он упускает, что религия не имеет отношения к этим вещам.

Религия это океаническое чувство, в котором вас нет, а есть только бытие. Это и смерть, и воскрешение. Религия это внутренняя революция. Не ищите ее в храмах, мечетях, церквях. Вы понапрасну потеряете время. И чем дальше вы идете внутрь себя, тем глубже вы сможете обнаружить это, которое и является барьером. И есть только одна вещь, которая нерелигиозна, — это эго. Секты никогда не убивают эго, они только укрепляют или утоньшают эго.

Через храмы, идеологии, догмы, ритуалы эго растет и укрепляется. Вы приобщились к какой-то религиозной организации. И в вас рождается неуловимая гордыня. Вы чувствуете себя исключительным, правым, избранным.

Вы осуждаете тех, кто не принимает ваши догмы и не выполняет ритуалы вашей церкви. Вы называете их неверными, грешниками, сектантами, язычниками и считаете, что они непременно окажутся в аду. Ваше расширенное эго удовлетворено. Но кого вы всем этим обманываете?

Человек сидит, молится перебирая четки, выполняет автоматически обряды, и думает, что рай ему обеспечен. А затем, он идет в храм или мечеть и, встав на колени, говорит Богу: «Ты велик. Ты милосерден. Ты справедлив. А я мал, ничтожен, грешен».

Вы думаете, что Бог — тоже эго, которому можно льстить. Бог — это не персона, поэтому вы разговариваете с собой. Как можно говорить с жизнью, существованием? С существованием можно только молчать.

Молитва — это слушание, слушание послания. И каждый момент присутствует послание — оно написано везде на всём. Всё бытие — это откровение Божественного. Из каждого камня, из каждого дерева, из каждой волны исходит послание. Но кто видит это? Ваши глаза и умы наполнены вами самими.

Сверхсознание означает, что вы отбросили всё, что создано человеком: доктрины, догмы, церкви, язык, ритуалы. Тогда, в этом молчании, Бог становится частью вас. Он рождается в вас, вырастает в вас и проявляется через вас.

***

по материалам из книги: Ошо - "Зеркало просветления"

ОШО. Зрелость. Ответственность быть самим собой.

Любовь случается только когда ты зрел. Ты становишься способным любить, только когда ты взрослый. Когда ты знаешь, что любовь это не потребность, но переполнение – любовь-бытие или любовь-подарок, - тогда ты можешь отдавать без всяких условий.

Первый вид любви, так называемая любовь, исходит из глубокой потребности человека в другом, тогда как «любовь-подарок» или «любовь-бытие» изливаются от одного зрелого человека к другому из изобилия. Человек наполнен ею. У тебя она есть, и она начинает двигаться вокруг тебя, точно как когда ты включаешь лампу, лучи начинают распространяться в темноте.

Любовь это побочное следствие существа.
Когда ты есть, тебя окружает аура любви.
Когда тебя нет, вокруг тебя нет этой ауры.
А когда вокруг тебя нет этой ауры, ты просишь другого дать тебе любовь.

Позволь мне повторить: когда у тебя нет любви, ты просишь другого дать ее тебе; ты нищий.

А другой просит тебя дать любовь ему или ей. Двое нищих, протягивающих друг другу руки, каждый из которых надеется, что это есть у другого...

Естественно, оба они в конце концов чувствуют себя побежденными, обманутыми.

Ты можешь спросить любых мужа и жену, можешь спросить любых любовников — оба они чувствуют себя обманутыми. То, что это есть у другого, было твоей проекцией — если у тебя неправильная проекция, при чем тут другой?
Твоя проекция была разрушена; другой не оказался соответствующим твоей проекции, вот и все.
Но другой и не обязан соответствовать твоим ожиданиям.
И ты обманул другого... это чувствует другой, потому что он надеялся, что любовь потечет от тебя.
Вы оба надеялись, что любовь потечет от другого, и оба были пусты — как может случиться любовь? Самое большее, вы можете быть несчастными вместе. Раньше вы были несчастными поодиночке, по отдельности; теперь вы можете быть несчастными вместе.

И помни, когда два человека несчастны вместе, это не просто сложение, это умножение.

Один ты чувствовал себя разочарованным, теперь вы чувствуете себя разочарованными вместе.
Одно в этом хорошо: в этом ты можешь переложить ответственность на другого - другой делает тебя несчастным; это очко в твою пользу. Ты можешь расслабиться. «Со мной все в порядке, но другой... Что делать с такой женой — гадкой, пилящей?»
Человек обречен быть несчастным. «Что делать с таким мужем — уродливым, скрягой». Теперь ты можешь переложить ответственность на другого; ты нашел козла отпущения. Но страдание сохраняется, страдание умножается многократно.

Это парадокс: у тех, кто влюблен, нет никакой любви, именно поэтому они влюбляются. И поскольку у них нет никакой любви, они не могут давать.


И еще одно — незрелый человек всегда влюбляется в другого незрелого человека, потому что только они могут понять язык друг друга.

Зрелый человек любит зрелого человека.
Незрелый человек любит незрелого человека.

Ты можешь продолжать менять мужа или жену тысячу и один раз, но ты снова найдешь женщину того же типа, и повторится прежнее страдание — в разных формах, но повторяется одно и то же страдание, повторяется почти в точности.


Ты можешь сменить жену, но ты не изменился — кто теперь выберет новую жену? Выберешь ты. Выбор снова придет из твоей незрелости. Ты снова выберешь женщину такого же типа.


Основная проблема любви

в том, чтобы сначала стать зрелым.
Тогда ты найдешь зрелого партнера; тогда незрелые люди совершенно не будут тебя привлекать. Происходит именно так. Если тебе двадцать пять лет, ты не влюбляешься в двухмесячного ребенка. Точно так же, если ты зрелый человек психологически, духовно, ты не влюбишься в ребенка. Этого не бывает.
Этого не может быть, ты видишь, что это бессмысленно.

Фактически, зрелый человек не падает в любовь, он поднимается в любви. Слово «падать» неправильно. Только незрелые люди падают; они спотыкаются и и падают в любовь. Кое-каким удавалось стоять прямо. Теперь они не могут больше стоятъ — они находят женщину, и их больше нет, они находят мужчину, и их больше нет. Они всегда были готовы упасть на землю и стелиться. У них нет никакого хребта, позвоночника; у них нет ;: достаточной цельности, чтобы выстоять в одиночку.


У зрелого человека достаточно цельности, чтобы быть одному. И когда зрелый человек даст любовь, он дает ее без всяких присоединенных к ней тайных нитей—он просто дает.

Когда зрелый человек дает любовь, он чувствует благодарность за то, что ты ее принял, не наоборот. Он не ожидает, что ты будешь благодарен за это—нет, совсем нет, ему даже не нужна твоя благодарность.
Он благодарит тебя за то, что ты принял его любовь.
И когда два зрелых человека любят друг друга, происходит один из величайших парадоксов жизни, одно из самых красивых явлений: они вместе, но в то же время безмерно одиноки.
Они до такой степени вместе, что почти одно целое, но их единство не разрушает индивидуальности – фактически, оно ее увеличивает, они становятся более индивидуальными.

Два зрелых человека в любви помогают друг другу стать свободнее. Нет никакой политики, никакой дипломатии, никаких попыток подчинить себе другого.

.....Их индивидуальности не смешиваются, они усиливаются. Другой обогатил их в том, что касается свободы.

Rambler's Top100 Твоя Йога ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

© Юрий Ястребцов. Уфа
Оформление и поддержка сайта  НЕЗДЕШНИХ ИЗМЕРЕНИЙ ЗДЕШНИЕ СЛОВА  - Ольга Л Санкт-Петербург-Уфа. 2009 

Данный сайт создан на базе конструктора СайтПРОСТО yatop.biz  

©
Все персональные данные, фотографии, рисунки, переписка, статьи, стихи, тексты и так далее являются объектами  авторского права. Для коммерческого использования всех вышеупомянутых объектов авторского права в каждом конкретном случае необходимо письменное разрешение.
Свободное использование допускается без согласия автора, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и/или источника заимствования (ФЗ от 18 декабря 2006 года № 230-ФЗ)

©   Мы  помогаем  тем,  кто  готов к изменениям, и не мешаем тем, кто счастлив без нас.